Сказка об Искусственном Разуме

Эта история началась промозглой осенней ночью 202.. года. Как и положено любому ребенку, ИР появился на свет под истошный ор. Само дитя еще не умело кричать, но, тем не менее, вопль имел место и исходил из могучей глотки работника НИИ Робототехники. Не стоит пугаться – крик был вполне радостным, потому что ребеночек полностью оправдал надежды родителя.


На следующий день над чадом столпились ученые. Они с умным видом чесали в затылках, но не понимали ничего. «По всем законам кибернетики, - говорили мудрые специалисты, - данная модель не может существовать». А папа, хмурый, но довольный, поддакивал и незаметно подмигивал сыну, хоть тот и не подавал признаков жизни. ИР еще не научился замечать намеки.


Но через год даже самым ортодоксальным кибернетикам пришлось признать свою неправоту. Дитя росло, и уже никто не мог сказать, что его успехи – лишь случайность. ИРа признали живым. И занялись его образованием.
Обычно дети не дают советов родителям. Но для этого чада сделали исключение – ИР сам руководил процессом своего воспитания. Все его желания немедленно исполнялись, всем требованиям безропотно повиновались. А все потому, что ИР был компьютером.


Проект «Искусственный Разум» быстро развивался. Еще недавно над ним работал один человек, но теперь весь институт переключили на эту тему. Машина обрастала новыми деталями, новыми алгоритмами, и вскоре стала занимать целое здание. Но ученые не жаловались. ИР решал такие задачи, что самым мощным компьютерам пришлось бы удавиться от зависти, если бы они умели завидовать. Вскоре, почти все расчеты института стал выполнять он один. Да и не только этого института, если честно.


ИРа не особо затрудняли те задачи, что валились на него. Наоборот, они казались ему простыми до безобразия. В свободное от работы время (а его было довольно много – для компьютера, разумеется) Разум любил наблюдать за людьми. Люди занимали его, и компьютер изо всех электрических сил старался понять смысл их слов и поступков. ИР даже выучился говорить, но долго скрывал свое умение. Когда кибернетики все-таки догадались об этом, они решили присвоить ему статус разумной машины. ИР был очень доволен.
Дни Разума не отличались разнообразием. В 8.00 к нему приходили ученые и подсовывали задачи – легкие и неинтересные, вроде расчета траекторий орбитальных спутников или прогноза погоды. Ир быстро говорил решение, но люди не унимались, а приносили все новые и новые листы… К полудню комната, где находился Центр Управления, пустела, и тогда ИР придумывал алгоритмы для себя – занимался самообразованием, так сказать. Через час снова являлись ученые со своими скучными вопросами и пытали его до позднего вечера. А когда институт готовился к закрытию на ночь, в Центр приходил невзрачный человек в серой робе и старательно мыл пол.


ИРу не нравились ученые. Они все время спрашивали, но ничего не рассказывали сами. Зато уборщику Разум симпатизировал. По крайней мере, этот человек все время молчал. И однажды компьютер решил заговорить с ним, хотя бы из вежливости. ИР знал, что люди очень ценят это понятие.
- Добрый вечер, - дружелюбно промолвил ИР.
- Добрый вечер, - откликнулся уборщик, но не прекратил своего занятия. Тряпка неторопливо ползала по полу, собирая пыль на влажные бока.
- Чем вы занимаетесь? – спросил компьютер.  
Мужчина разогнулся, посмотрел в видеокамеру, что заменяла ИРу лицо, и удивленно ответил:
- Мою пол.
- Зачем? – не менее удивленно осведомился ИР.
- Чтобы было чисто, - обронил мужчина и снова склонился над тряпкой.
- По моим расчетам, - изрек Разум, - пыль осядет на эту поверхность через 27 минут и 13 секунд. Ваша деятельность не имеет цели. Зачем вы продолжаете ее?
Уборщик вздохнул, но ничего не ответил, а только окунул грязную тряпку в ведро с водой.
- Зачем? – настаивал ИР. Ему действительно стало интересно. «Оказывается, беседа с человеком – очень занятное времяпрепровождение», - отметил он про себя.
Мужчина снова вздохнул и сел на пол.
- Видите ли, ИР, - начал он, - я живу один. У меня нет ни жены, ни собаки, ни даже аквариумных рыбок. Дома меня никто не ждет.
- Сочувствую вам, - торопливо вставил Разум, вспомнив полагающееся по случаю замечание.
- Рано сочувствуете, - отрезал уборщик. – Я вполне доволен жизнью. Как вы думаете, ИР, чем я могу заниматься дома?
Компьютер растерялся. Информации о досуге людей в его базе данных не было. К счастью, мужчина сам ответил на свой вопрос:
- Я могу смотреть телевизор, играть перед монитором или просто глядеть в стену. Все это также бессмысленно, как и мыть полы. А если я поработаю тряпкой, пусть всего на 27 минут, но здесь будет чисто. Это искусственная цель, согласен. Но лучше придуманная цель, чем вообще никакой.


Разум загудел, обрабатывая странное высказывание. Еще ни одна из задач, поставленных учеными, не заставляла его так напряженно думать. Занятый своими рассуждениями, ИР не сразу заметил, что уборщик закончил работу и ушел восвояси.
Всю следующую неделю компьютер размышлял. Это не мешало ему выполнять свои прямые обязанности. Ответы ИРа были точны, как всегда. Но дотошные люди не догадывались, что отныне на решение задач отводится всего лишь десять процентов его электронного мозга. Остальные девяносто трудились над странной головоломкой, подкинутой невзрачным уборщиком. Но ИР тщетно конструировал себе новые блоки памяти и оптимизировал алгоритмы вычислений. Разгадка не спешила выходить на свет. И на исходе второй недели компьютер решил сделать то, что не делал никогда – попросить совета.


- Зачем вам нужна искусственная цель? – сказал ИР, как только уборщик вошел в комнату.
Мужчина с трудом вспомнил разговор двухнедельной давности и изрядно удивился реакции компьютера. Но виду не подал, а попробовал ответить на вопрос, весьма странный на человеческий взгляд.
- Видите ли, ИР, людям необходима деятельность. Иначе те структуры, которые поддерживают  наше существование, начинают медленно отмирать. – Уборщик помолчал, припоминая все, что когда-либо слышал о компьютерах. – Разве у вас не так?
- Так, - признался Разум. – При отключении энергоносители разряжаются. Бездействие губительно для меня, если говорить вашим языком.
- Вот! – обрадовался мужчина. – Видите, мы просто вынуждены искать себе работу! А у работы обязательно должна быть цель, просто потому что так легче организовать свою деятельность.
- То есть, вы ищете цели для того, чтобы поддерживать свое существование? – уточнил ИР.
- Да, - просто согласился уборщик и окунул тряпку в воду. Компьютер тоже замолчал. Он понял, что теперь все его поступки нуждались в переосмыслении.

С этого дня Разум перестал говорить с людьми.
Вначале ученые не поняли, что происходит. Они давали задачи, а ИР решал их, как раньше. Только теперь его ответы были чуть полнее, чем неделю назад. Потом Разум удивил всех. Когда в очередной раз принесли данные для расчета погоды, готовый прогноз уже ждал ученых на полу Центра Управления. Компьютер сказал тогда, что предугадал следующий вопрос и ответил на него, не дожидаясь приказа. Ученые почесали в затылках, но это, как водится, не помогло.


А компьютер считал. Спустя неделю, в людях-операторах отпала нужда – Разум сам придумывал себе задачи, заранее, впрок. Вскоре стало ясно, что ИР больше не собирается дожидаться вопросов, а предпочитает предугадывать их, постепенно лишая ученых работы.
Новые задачи потребовали новых мощностей. ИР, не мелочась, попросил в свое пользование целый завод по производству электроники. Люди опешили настолько, что дали, и с конвейеров начали сходить невиданные схемы, тут же исчезая в железной голове Искусственного Разума. А компьютер считал.


Уборщик все еще заходил по вечерам, но перед тем, как мыть полы, ему требовалось разобрать бумаги, что выплевывал ИР в процессе работы. Впрочем, Разум делал для человека одну поблажку – он останавливал печатные машины на время уборки.
Мужчина качал головой, но все-таки выполнял свои обязанности нечаянного секретаря. Немногие расчеты были доступны его пониманию. Но однажды, он увидел странный постскриптум на листе, изрисованном какими-то математическими символами. Разум написал: «Слишком просто».


Эта история, как водится, оборвалась внезапной катастрофой. Спустя два неполных года с момента рождения, ИР сошел с ума. Чем же еще можно было объяснить его странное поведение?
Одним ласковым летним утром ученые, как обычно пришедшие проведать сверхкомпьютер, оказались завалены горой бумаги, едва успев отрыть дверь. Поток ленты с завидным проворством лез из щелей печатных машин. Вскоре даже здание НИИ Робототехники не смогло вместить его, и бумажная змея с радостным шуршанием устремилась на улицы города.


Началась паника. Люди не знали, как спастись от самого странного потопа в истории. Один из ученых пренебрежительно заявил, что, мол, у ИРа скоро кончится бумага, другой заявил, будто компьютер уже давно научился делать ее сам. Только начальник проекта не потерял головы. Он быстро поехал на электростанцию, и вскоре во всем городе выключили свет. А еще спустя час, Искусственный Разум затих.


Последствия катаклизма устранили довольно быстро. Пострадавших извлекли из-под бумажных завалов. Даже те работники, что грудью встретили плоды компьютерных размышлений, отделались лишь легким испугом и стойкой неприязнью к печатному слову. Один начальник проекта, уже вернувшийся с электростанции, неутомимо искал голову бумажной змеи, бесстрашно ныряя в хрустящее море. Вскоре, он нашел начало ленты. Неимоверно длинная цепочка цифр начиналась с простого числа «3.14».


Оторвавшись от бумаги, начальник проекта заметил в толпе уборщика, который только что пришел на шум.
- Ты! – яростно закричал ученый. – Ты ходил в зал каждый вечер! Что ты ему наговорил?
Уборщик посмотрел на гигантские бумажные перекаты вокруг и засмеялся.
- Что ты сделал с Искусственным Разумом, неуч? – не унимался начальник проекта.
- Ничего, - весело ответил мужчина.
- Тогда какого… лешего компьютер стал так себя вести в последние месяцы?
Начальник проекта, будто потеряв весь боевой запал, утомленно сел прямо на землю. Уборщик примостился рядом с ним.
- Он искал смысл жизни, - улыбнувшись, ответил уборщик.
- А это?.. – ученый обвел глазами бумажную гору.
Уборщик посмотрел в глаза начальнику и негромко произнес:
- Он его нашел.

 
Блок для Вашей информации.